Кинтоша (kintosha) wrote,
Кинтоша
kintosha

разваливающиеся мумии, неистовая свадьба в Гизе... и оазис, страсть моя новая

Девять вечера - умираю спать хочу. Вчера мы прилетели из Луксора, а сегодня был первый день работы в некрополе Гизы. Прямо в самое адово пекло. Фигурально выражаясь - не буквально, потому что в Каире как-то неожиданно прохладно. Добрый наш Максим вместо обещанного копирования рельефов взял и заткнул мной амбразуру - мерзкую шахту под гробницей Персенеба, куда можно попасть только двумя прыжками с двухметровой высоты каждый, а потом еще пролезь по туннельчику, согнувшись в три погибели. А там отнюдь не рельефы, нет: там куча перемешанных обрывков бинтов и костей птолемеевских мумий. И огрызков деревянных саркофагов, и копролитов, извиняюсь (окаменевшее дерьмо). К концу дня мы наткнулись на целую мумийку ребенка, но вытащить не смогли: нижнюю часть завалило, только череп и плечи доступны пока. Итог: вместо обещанных рельефов завтра буду заканчивать раскопку мумийки. Грязнее меня сегодня не было никого. Инспектор ржал как конь, когда я вылезла из гробницы: светлого на мне был лишь сравнительно чистый пятак на физиономии, после того как я сняла респиратор. Я искусствовед все-таки - не палеоантрополог, чтобы ликовать и обмирать над каждой косточкой. Даешь рельефы бедному искусствоведу!

А в Гизе разразилась свадьба: рев музыки, гам, гвалт, пальба. Конец. Беруши не помогают, стеклопакетов здесь, ясное дело, нет. Для поддержания духа мы пошли покурить шишу (это я-то!..) на грязной площади возле отеля. Доброжелательный гизсский дурачок менял мне угольки, а за спиной постоянно перелаивались и почесывались блохастые псы. Это Каир, детка. А там, в совсем недавнем прошлом, остался эстетский Луксор, неимоверный птолемеевский храм в Дендере, странные конструкции Абидоса, Белый монастырь великого Шенуте, и бесконечная Западная пустыня с настоящими миражами (я видела далекие острова в голубых озерах). И оазис Харга. МОЯ Харга. Любовь моя новая. Мой некрополь Багават, мои руины коптского монастыря Кашеф, которые никто пока не копал. Мой храмик в пустыне, по антаблементу которого мы ходили, и который никто не копал. И чистая песчаная волна, и тишина. Я буду не я, если не добуду там концессию. Не сейчас, конечно, когда-нибудь. Я начала мечтать о Харге уже в день отъезда оттуда. И чем дальше, тем сильнее ностальгия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments