Кинтоша (kintosha) wrote,
Кинтоша
kintosha

Categories:

цикличность времени и приключения

В этом году у нас впервые за долгое время была живая елка. Она мужественно простояла месяц - три недели до и неделю после Нового года, а потом скоропостижно зачахла, когда мы с были на Мальдивах. Об этом сообщил нам студент Михайла ("Мать, елке трында"), который в этом году отказался с нами ехать: первая сессия, как никак. Когда мы вернулись, елки уже не было, и это было прекрасно. Когда-то давно я читала, что у японцев очень сильно чувство сезонности, циклического течения времени. Прямо как в античном мире, где сезоны - наиважнейшие персонажи мозаик и живописи. Они (японцы) умеют остро чувствовать и наслаждаться нюансами каждого сезона. Раньше я этого не понимала и не умела, но в какой-то момент чувство сезонной цикличности ко мне пришло. И вместе с ним пришло удовольствие от смены сезонов. Когда-то мне весна начинала сниться в сентябре - и я погружалась в фоновую тоску по весне. Теперь уже и осень, и зима мне стали нравиться. И все же самое классное - это ощущение момента перехода от одного сезона к другому. Момент слома парадигмы, опять же, точка, где дифференциал равен нулю. Поэтому же я люблю позднюю античность и искусство на краю ойкумены - там ломается парадигма.

Так вот, зима для меня заканчивается, когда мы убираем елку, а убираем мы ее обычно поздно, так как киндеры любят новогодние декорации. Обычно перед моим ДР, то есть в середине февраля. А в этот раз закончилась 8го января, когда мы вернулись в Москву. И неважно, что как раз сейчас выпал снег и похолодало: ощущения-то весенние. И на этих вот эмоциях предчувствия весны я собираюсь в Эфиопию. Уже скоро, меньше чем через месяц.

Эфиопская тема пришла ко мне сама, причем весьма решительно. Моя стойкая любовь к искусству дальних границ европейской ойкумены приносит иногда очень любопытные плоды. В музее русской иконы есть крупная коллекция эфиопского христианского искусства, а специалистов нет. То есть она годами там экспонируется без единой подписи, потому как никто ничего не знает. Не то, чтобы музейщики не пытались что-то сделать, но не сложилось у них с теми, кого они привлекали. Поэтому, с одной стороны, они меня очень настойчиво уговаривали ей (коллекцией) заняться, а с другой - ничего особо от меня не ждали. А напрасно :). Первый пробный памятник - икону-складень - я уже атрибутировала. При том, что, когда заходила в тему, не знала вообще ничего. Но атрибуция - это то, к чему у меня, кажется, есть способности. В том году я атрибутировала картонаж мумии (который вообще первый раз в руках держала в своей жизни) с точностью до половины века (точнее и невозможно, если что). Это подтвердила потом специалист №1 в мире по картонажам, которая приезжала к нам на раскоп. Ну и с эфиопской иконой произошло примерно то же. Понимание, ЧТО я вижу, пришло, как ни странно, на Мальдивах (там вообще думается хорошо). А дальше, когда знаешь, в каком направлении думать, уже легче и аналогии искать, и сюжеты расшифровывать. В общем, икона оказалась конца 17го века из региона Гондэр. Довольна необычная, кстати. Я в своей атрибуции уверена на 99 процентов и могу доказать. Хотя, конечно, нужно будет еще провести экспертизу пигментов и деревяшки, на которой она написана.

Как и следовало ожидать, тема оказалась жутко интересной. Ну еще бы: новые дальние рубежи. И раз уж я в нее захожу надолго, то надо ехать. Маршрут разработали - зашибись. Самая интересная часть - скальные церкви региона Тиграй на северо-востоке Эфиопии. До них еще долезть надо, в буквальном смысле: они на скалах расположены, в большинстве своем. А я высоты боюсь. Но интерес, зараза, упорно толкает вперед и уговаривает: вылезаешь из гробниц - залезешь и на скалы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments