December 7th, 2015

новости из прошлой жизни

Некоторые мечты, как оказалось, действительно имеют свойство сбываться. Особенно странные, и особенно тогда, когда, вроде, уже и не надо. К практической египтологии я подбиралась сколько? Лет десять?.. Ну, то есть, не в постоянном осознании того, что делаю, но, в результате, все это были шаги в египтологическом направлении. Последний лихой вираж в позднюю античность и раннее христианство, а потом попытки изучения неудобоваримого древнеегипетского  (который меня не принял, по-моему) притушили мой интерес. Ну и дошло, наконец, что картинка в голове и реальность сильно далеки друг от друга. Да и Древнее царство мне не интересно, и понятно уже, что заниматься я в Египте буду только греко-римским и ранним коптским периодами (коптский язык принял меня на ура).  Плюс разгар Михайловых олимпиад, плюс врачебная проблема, плюс с мужем расставаться надолго мы как-то не привыкли...

Хорошо, что поехала, в итоге. Работа в гробницах Гизы странным образом заякорила меня в пространстве, дала ощущение телесности моей жизни. Вещи, которыми я занимаюсь, совершенно не вписываются в круг, которому я принадлежу. И поговорить не с кем, и объяснять, зачем это надо (в принципе и мне конкретно), замучаешься. Стоит выйти из academia.edu или, на худой конец, из универа, и начинают закрадываться мыслишки: хочу ли я, могу ли я, магнолия...  А в Гизе все было материально - и гробницы, и кости, и жуткая грязь вокруг. Египет - то еще место, конечно, но странное дело: стоило войти в гробницу - и все физические неудобства и все интеллектуальные сомнения оставались снаружи.  Нет, я не жила в Египте в прошлой жизни - я там копала. В первые же минуты работы я вдруг обнаружила, что у меня есть что-то вроде динамического стереотипа, как будто я ЗНАЮ, что надо делать. Во всем, в мелочах: как держать палочки для чистки рельефа, по каким карманам рассовать щетки, фонарики, пузырьки с аммиаком, куда прицепить мешок для мусора... Дома в кабинете у меня выдающийся бардак, а в гробницах был полный порядок.  И самое удивительное - то вселенское терпение, с которым я крохотными инструментами чистила квадратные метры рельефа. Это я-то! В "миру"  не могу полчаса пролежать на какой-нибудь косметической процедуре, а в гробницах восемь часов такой работы - и ни малейшего нетерпения.

Я вернулась немножко другой, как будто личность моя, наконец, пустила корни. В следующем году снова поеду. Меня берут! Я пришлась ко двору в этом элитном и снобистком египтологическом мирке.