May 10th, 2020

"Времена не выбирают, в них живут и умирают"

Рано или поздно должна была разразиться очередная пандемия. Интрига была только в том, какое поколение она осчастливит своим приходом. В итоге, осчастливила нас.

Эпидемии, как по мне, - одно из самых шокирующих и, одновременно, самых закономерных социально-биологических явлений. С одной стороны, крупный и плотный социум любого биологического вида - это приглашение для бактерий, паразитов и вирусов всех мастей. С другой, эпидемии посягают на фундаментальную (и вполне биологическую) потребность человека в социальных контактах. Вот этим они и отличаются от всех других напастей. Даже самые страшные явления, с которыми сталкивается человеческое общество - войны, природные катаклизмы - заставляют людей сплотить ряды. А при эпидемиях требуется максимальная разобщенность. Да, человеку свойственно в критических ситуациях быстро рассортировываться на своих и чужих. И мы это видим сейчас во всей красе: сначала гнобили китайцев, теперь китайцы гнобят иностранцев. Европейское единство временно рассыпалась на более привычные (и мелкие) группы "своих", США яростно препираются с Китаем. Но во время тяжелых эпидемий не остается своих - все чужие. И вот это обстоятельство так больно бьет по психике. Универсальный закон выживания социума - взаимоподдержка и тесные контакты - временно перестает работать. Или, по крайней мере, распространяется на уж совсем мелкие единички - семьи.
Collapse )

Эпидемиология - самая суровая и самая объективная, имхо, медико-биологическая дисциплина. Она имеет дело с большими цифрами, неумолимыми биологическими законами и очень жесткой задачей: защитить здоровую популяцию от тех ее членов, которым не повезло. А маленький человек, которому не повезло, наплевав на потребности общества, изо всех сил сражается за свою безопасность (как он ее понимает) и за свой скромный комфорт. Теоретически это и так понятно, но сейчас я это увидела собственными глазами! В нашем окружении, мобильном и активном, конечно же есть те, кто переболел. И вот, значит, одна моя подруга, очень рациональная, инженер-химик по образованию, которая наравне со мной возмущалась преступной беспечностью народа, заразилась-таки сама. Она довольно рано уехала в загородный дом, однако заразиться успела раньше. Болезнь протекала не легко, но и не критично. Через 2 недели после первых симптомов ей сплохело, и она поехала делать КТ. К счастью, пневмонии не обнаружилось, просто выход из болезни был долгим. Она обрадовалась... и отказалась делать тест на ковид, потому что к тесту прилагается куча бумаг, подписание которых накладывает жесткие ограничения на всю семью. Она это знала, потому что знала, от кого заразилась, и тот человек сидел под очень суровым контролем. Короче, с несвойственной ей категоричностью она мне сказала, что они и так соблюдают карантин, но на более суровые ограничения для своей семьи не согласны. Должны же они где-то брать еду, а детям надо же гулять в лесу. Если уж моя no-nonsense подруга так себя повела, то что говорить о тех, кто не очень понимает, что такое эпидемия.

Ничто так не обнажает биологические причинно-следственные связи, как эпидемия. Священники, люто сопротивлявшиеся карантинным мерам, начали болеть и умирать. После махачкалинских протестов против самоизоляции там произошел скачок заболеваемости. Те, кто не может или не хочет соблюдать карантинные меры, заражаются. Тут не надо гадать: "как же так? человек вел здоровый образ жизни, но заболел раком" или "я вот всю жизнь курю, а рака у меня нет". Ковид, конечно, явление тоже многофакторное, но не настолько, насколько многофакторны многие другие биологические процессы. Один телеграм-канал публикует обновляемую карту (с домами), по которой видно, откуда забирают с ковидом. У нас район хороший, но все же социально неоднородный. Я тут знаю каждый дом, поэтому очень интересно наблюдать за ходом эпидемии. Сначала забирали из домов условно "бизнес-класса", где живет состоятельная публика, покатавшаяся на лыжах и погулявшая по Европе. Потом случились сакраментальные шашлычные выходные. У нас здесь роскошный парк, и мы с Ксюном, когда гуляли (держась на почтительном расстоянии от дорожек), с изумлением наблюдали это шашлыкобесие. Карта ковида где-то дней на 7-10 показала затишье, а потом полыхнула красными точками, но уже не в бизнес-домах, а в хрущовках. То есть первая, завезенная волна схлынула, народ быстро все понял и самоизолировался (и эти люди, конечно, могут себе такую изоляцию позволить), а затем пришла волна шашлычная. Парки закрыли - и все на время успокоилось. Потом настали теплые дни, но парки зарыты. Мы с Ксюном, опять же держась строго на расстоянии 3-4 м от дорожек, отправились исследовать местные дворы. Есть у нас тут один дворовый заповедник, спрятанный за уютными домами среднего класса. Там детские площадки, велодорожки, спортивные тренажеры и прочие прелести уличной жизни. И там были толпы: мамаши с детьми, велосипедисты, физкультурники, бабушки на скамеечках. "Ксюн" - говорю - "посмотрим карту дней через пять". Посмотрели: полыхнули дома, окружающие этот самый дворовый оазис. Вот так все до обидного просто с эпидемиями.

Моя бабушка-врач рассказывала мне много интересного об эпидемиологии. Например, о том, как работает система при встрече с самыми страшными заболеваниями - чумой и оспой. Есть такой План Ноль, если я не путаю название. Понятно, что люди, узнав об эпидемии чумы у своего порога, разбегутся, как тараканы, разнося заразу по свету. Поэтому, при обнаружении случая чумы или оспы, об этом не трубят. Люди ложатся спать, а проснувшись, обнаруживают, что их город/поселок/деревня запечатаны намертво. Поселение оцеплено, дороги перекрыты, попытка побега карается жесточайшим образом. И сиди там, пока все не закончится. Сурово, да, но только так можно купировать эпидемию легочной чумы.

С ковидом все и проще, и сложнее. Это все же не оспа и не легочная чума, поэтому и карантин несравнимо мягче. Но и сладить с ним, в итоге, оказалось непросто. Опять же, это сейчас стало понятно, что он не распространяется через вентиляцию и канализацию, что, если в самолете чихнет один больной, заболеет не 100 процентов пассажиров. А сначала было очень страшно. Андрей свободно владеет китайским, он подробно изучил карантинные рекомендации, которые принимались в Ухане - и первое время мы руководствовались ими. Сейчас, конечно, уже проще. Лишние меры предосторожности мы убрали, но основные по-прежнему с нами. Логика проста: когда сталкиваешься с явлением, которого не понимаешь, лучше действовать в зоне необходимо-возможного снижения риска. Спать в скафандре невозможно, но ходить в магазин в перчатках и масках - вполне. Стать вирусологом за 2 месяца невозможно, но прочитать в инете про то, как правильно пользоваться теми же масками и перчатками, много сил не отнимает.