January 12th, 2021

Мир захлопывающихся дверей -

и дело не только в пандемии.

В моем мирке, по крайней мере, двери с грохотом захлопываются прямо перед носом. Мы уже три раза подавали заявку на новую концессию в Египте, и три раза нам отказывали без объяснения причин. Наконец, один бывший инспектор российской экспедиции в Гизе, сделавший блестящую карьеру в службе древностей, сжалился над нашим наивным упорством и объяснил, что Египет (в полном соответствии с нынешней генеральной линией) считает себя ущемленным деятельностью иностранных миссий, а потому поставил цель сравняться с иностранными по количеству и, главное, по находкам. Вот только с финансами у Египта не очень, поэтому он не столько открывает собственные новые миссии, сколько выдавливает уже существующие иностранные. А уж об открытии новых и речи нет. С находками еще хуже: иностранцы копают с 19-го века, вот как с ними сравняться? Но египтяне не сдаются, в промышленных масштабах роют траншеи, выкидывая все, что не имеет ценности в их глазах. А в их глазах имеют ценность только саркофаги и украшения в хорошем состоянии. Варварство, а не археология. Но этот же наш знакомец подсказал и обходые пути: если сделать начальником экспедиции египтянина, зарегистрировать миссию как египетско-российскую и взять для обучения побольше египтян, то шанс есть. Будем пробовать, но пока дверка закрыта плотно.

Но от египтян мы уже давно ничего хорошего не ждали, а вот события в Эфиопии повергли меня в шок. Гражданская война с Тиграем, тем самым регионом, который мы исследуем, - за пределами моего понимания. Не могу себе представить штурм Мекеле, города, куда мы прилетали год за годом, откуда начинались наши путешествия и приключения. Эфиописты говорят, что это надолго. Информации никакой оттуда не поступает, потому что регион отключен от какой бы то ни было связи со внешнем миром. Невероятной красоты земля, которая казалась такой безмятежной. Мы, конечно, видели много вооруженных людей, но я как-то не связывала их с Народным фронтом освобождения Тиграя. А война грянула как гром среди ясного неба. Так что и этот проект у нас погрузился в состояние неопределенности.

Ливан, опять же. В позапрошлом году мы туда ездили целых два раза, сначала с Андреем, а потом еще и со студенческой группой. И Ливан был раем на земле, а теперь там рухнула экономика, непонятно что происходит в политике, потом этот чудовищный взрыв в порту. Знакомая, живущая в пригороде Бейрута, говорит, что только одно здание рухнуло до основания, но восстанавливать исторический центр им придется долго. А денег нет.

Ну и пандемия, конечно. В начале 2020-го мы запланировали на август фантастическую по охвату поездку в США. Съездили, ага: в Дубну. И непонятно, когда теперь представится возможность.

С прививкой, кстати, у меня все по-прежнему спокойно, никаких симптомов. Я даже на теннис сегодня съездила, хотя предупреждали, что спортом три дня нельзя заниматься. Вот после тенниса слабость пришла, да, но только потому, что я две недели провела как трутень.