Кинтоша (kintosha) wrote,
Кинтоша
kintosha

византия, монахи, коты и голуби

 Двери монастыря открылись в 7.30. В смысле, ворота в стенах, а не двери кафоликона. Но уже прогресс. Я счастливо бродила по незамысловатому монастырскому хозяйству: два ржавых колокола, подвешенных во дворе на какой-то перекладине, занавесочки на окнах не знаю чего (келей?) ужасающе деревенского вида, какая-то тачка, громадные засовы на дверях. Параллельный мир, мгновенно подкупающий своей подлинной захолустностью (знаю, что нет такого слова!). А в этой неказистой деревенской оправе скрывается бриллиант чистейшей воды - мозаики средневизантийского периода, на 200 процентов произведение константинопольских мастеров. Только откройте двери! Только откройте двери!!! 

Смуглый молодой человек (явно не монах, хоть и скромного вида) вдруг вынырнул откуда-то и поинтересовался, как у меня дела. ХОЧУ ВНУТРЬ!!! Молодой человек пообещал открыть врата моего персонального рая. Однако минут через пять вместо него вынырнула пожилая улыбчивая тетенька со сказочным совершенно ключом - как у Буратино из известного фильма, только железным и ржавым. Пещера Алладина открыта специально для меня!

После Осиос Лукаса и Дафни у меня уже не было шока от мозаик, хотя они прекрасны (тоже). У меня был шок от свободы и одиночества. В течение трех часов я не могла найти в себе силы оторваться от мозаик - и меня никто не трогал. Никто не гнал, не пришли никакие туристы, Единственное, что периодически отравляло мне жизнь - это Костас: тот самый "немонах". Воистину дорога в ад мостится благими намерениями. Он то рассказывал мне что-то, что уже давно не являлось для меня новостью, то перечислял монастыри, обязательные к посещению (в них нет византийских мозаик, но ему-то это не важно), то открывал узкие дверцы, чтобы подсветить действительно темный нартекс, то приносил листочки с историей монастыря. И все же, суммарно, я провела значительно больше времени наедине с мозаиками, чем в обществе мозаик И Костаса. 

Подготовленная Осиос Лукас, я уже понимала, что и как мне надо смотреть, на что обращать внимание, что записывать. Периодически приходили монахи, радостно здоровались, писали записочки на стоящем в углу столике и уходили, оставляя меня с моей Византией. Я атеист и материалист, но не удержалась, впервые в жизни: коряво,  по-гречески, написала записочку с нашими именами. Есть Он или нет Его, но ЭТИ люди точно помолятся от души.  

Милейший Костас трогательно пригласил меня... съездить с ним в еще один монастырь. Греция - удивительное место: нигде (кроме Италии) со мной не пытаются знакомиться так часто, как здесь. За два дня без Андрея целых три грека - Орионас, Йоргос и вот Костас. Но все какие-то странные... Но что поделать: те, кому ты интересен - твоя проекция. Значит, это я в Греции такая. Узнав, впрочем, что я сегодня же улетаю, он деликатно отстал.

Когда через три часа я выбралась на открытое пространство, мне пришлось прищуриться. Солнце!!! Sol Invictus, которого днем с огнем не найти в Афинах, воссиял над Хиосом, как награда за три дня упорных исканий под дождем. Это был бонус, которого я не ждала. Я и так была счастлива. Но когда оно все-таки осветило окрестности, стало понятно, насколько лучше в его обществе. Плюнув на договоренность с таксистом (подождет - ему же лучше), я уселась прямо на крохотном пятачке между церквами и кельями, под кипарисом. 

И поняла, что хочу есть. Тем, кто выходит из отеля в 4.30 утра, завтраки не полагаются, в аэропорту мне было не до этого, а в самолете не предусмотрено (45 минут полета - какой завтрак?).  Я порадовалась собственной предусмотрительности (специально вчера заказывала ужин в номер, чтобы спереть что-нибудь на завтрак). У меня было три кекса из Grande Bretagne. Но чудеса еще не закончились. Мне предстояло позавтракать чем бог послал.

А бог - в лице добродушного пожилого монаха - послал мне два роскошных апельсина. Ура!!! Кексов не хотелось, если честно. А меня зато бог послал монастырским котам и голубям: не успела я плюхнуться на прохладный булыжник крохотной площади, как ко мне стали стягиваться местные жители, абсолютно бесстрашные. С сомнением я предложила котам свои кексы - и они продемонстрировали истинно отшельническую неприхотливость. В итоге три кота и дюжина голубей мирно перемалывали мои кексы на расстоянии метра от меня. И никто ни за кем не охотился, никто никого не гонял. Чудо!

Завтрак закончился, дела закончились, но ноги по-прежнему отказывались нести меня за ворота Неа. Да ну его! У меня нет обязательств! И я отправилась бродить по монастырским угодьям, и все, кто встречался на пути, улыбались мне приветливо и ласково. И именно тогда я почти пожалела о своем атеизме. Хотя, возможно, дело в противопоставлении мегаполис-захолустье, только и всего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments