Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

странная статистика ковида

Статистика ковида в Worldometers не перестает удивлять. Почему она такая разная в похожих друг на друга странах? Почему те регионы, которые должны просто пылать в эпидемии, чувствуют себя сравнительно неплохо. Почему смертность так отличается от региона к региону?

Пандемия ковида, все же, очень многофакторное явление. Не завидую я ученым, которым нужно будет как-то ее анализировать, учитывая весь спектр влияний. При том, что сейчас кое-как известно, уже понятно, что есть довольно большой набор этих факторов.

- Плотность населения. В мегаполисах должны болеть больше, чем в маленьких городах
- Возраст населения. Чем старше, тем хуже
- Социальные традиции: чем теснее контакты, тем рискованние.
- Семейное устройство: в обществах с большими многопоколенческими семьями риски выше.
- Уровень и характер организации медицинских служб
- Послушность (извиняюсь) населеия, готовность подчиняться ограничительным мерам.
- Коллективный иммунитет (не специфически ковидный, а вообще).
- Уровень вакцинации БЦЖ. Он, вроде как, не влияет на заболеваемость, но влияет на смертность.
- Группа крови: вторая - самая уязвимая. Соответственно, в странах, где больше людей с этой группой, заболеваемость должна быть выше. Но я лично не видела статистики по этому признаку.
- Ожирение со всеми сопутствующими ему заболеваниями.
- Солнечное излучение и температура воздуха. Ни один вирус не любит ультрафиолетовое излучение. Что касается температуры, то тут не очень понятна ситуация.
- Вроде бы, ситуацию ухудшает высокий процент смешанного (межрасового) населения. Я давно уже читала, что у межрасовых полукровок заметно выше процент генетических поломок, в том числе и связанных с иммунной системой. Это может частично объяснять ситуацию в США и, похоже, в Бразилии.
- Ну и курение. Опасная тема, но, вроде как, никотин блокирует рецепторы АСЕ2, на которые вирус и садится. Ну в этой теме правды нам точно не дождаться ).

И если пытаться смотреть на ситуацию с ковидом в мире через призму всех этих факторов (насколько возможно), то можно примерно судить о том, почему, например, в Швеции стратегия стадного иммунитета сработала, а в Британии и Бразилии привела к серьезным последствиям. Или почему так отличается ситуация в России, Беларуси и Украине. Или почему страны англосаксонского мира идут такими разными эпидемическими тропами.
[Spoiler (click to open)]
Почему лихо справляются Япония, Южная Корея и Сингапур, несмотря на высокую плотность населения и его концентрацию в мегаполисах и его довольно высокий средний возраст, примерно понятно: высокий уровень медицины, довольно жесткий государственный контроль и, главное, сама культура этих стран. Маски там многие носят и без эпидемии, а традиция предусматривает вежливое социальное дистанцирование.

Почему Италия и Испания так попались, тоже, наверное понятно: высококонтактная культура, многопоколенческие семьи, расхлябанная и довольно слабая медицина и население, неготовое, пока не припечет, себя в чем-то ограничивать. К тому же довольно престарелое. И хотя у них нет громадных мегаполисов, они и в маленьких городишках ухитряются контактировать впритирку. Да и государственная власть не самые жесткая, чего там. Франция несколько отличается по семейным традициям, но население с давней традицией неподчинения власти. К тому же во Франции есть-таки мегаполис, на который основной удар и пришелся. И во всех этих странах нет обязательной вакцинации БЦЖ. А вот в Португалии БЦЖ была, по крайней мере, обязательной - и там все в порядке. Плюс плотность населения ниже, конечно.

Почему бездна разверзлась в США, тоже понятно. Там много негативных факторов сошлось. Но население намного моложе, чем в той же Италии и Испании, соответственно, в пересчете на млн населения ситуация все же полегче. А вот культурно похожая, но малозаселенная страна с огромной территорией показывает иную статистику. Австралия - тоже интересный пример. Никаких БЦЖ, но им и не надо: в Австралии такой странный климат (солнечная радиация?), что там ни разу не было ни одной эпидемии. А ведь туда долгое время свозили каторжников. То есть и туберкулез, и все остальное завозили постоянно, но ни бактерии, ни вирусы там не приживаются, в отличие от кроликов.

Германия с возрастным населением и мегаполисами, с одной стороны, но с великолепной системой здравоохранения и весьма законопослушными гражданами, с другой. Плюс у них есть бывшая ГДР, где с БЦЖ все было хорошо. Там, кстати, ниже и смертность.

Швеция - интересный пример. С солнечным излучением там не особо, зато все население страны - 5 млн (три московских административных округа). Нет больших городов. Стокгольм размазан по плоскости, и назвать его мегаполисом может разве что житель далекой эфиопской деревни. Хорошая медицина, странная социальная организация. Я читала, что там около половины домохозяйств состоят из одного человека. Ну а старики в домах престарелых, где смертность достаточно высокая. К тому же Швеция мало привлекательна для туристов. В Британии попытка обойтись без карантина привела к другим результатам. Но там громадный Лондон, да и плотность населения очень высокая. И нет БЦЖ.

Но больше всего мне интересны страны Юга. Индия - это ад на земле с точки зрения всего: и медицины, и плотности населения, и образа жизни, и грязи. Чтобы не сдохнуть в таких условиях, население должно обладать нереальным иммунитетом. Похоже, именно он и сыграл им в плюс. Мишка смеется, что у ковида при попадании в индийца шансов нет: он будет немедленно агрессивно уничтожен всем, что там живет. И да, в Индии высокое солнечное излучение. Но и в Бразилии высокое, а центр эпидемии сместился, в итоге, туда. Бразилия, конечно, чище, и медицина несравнимо лучше. Может, иммунитет у них послабее?

Интересно мне, почему не болеет Египет. Какой кошмарный муравейник представляет собой Каир, я знаю лучше многих. И поди ж ты, у них все очень неплохо. БЦЖ обязательная. Климат, помимо того, что жаркий, еще очень сухой. Может, в сухом вирус хуже распространяется? Он же живет в каплях биологических жидкостей (сопли, слюни, слезы), а там все высыхает моментально. Плюс в Египте курят не только лишь все, как говорится, и женщины, и мужчины. Курят, правда, больше шишу (кальян), чем сигареты, но тем не менее. Как и в ближневосточных странах, где тоже все относительно спокойно.

В общем, можно долго перебирать страны одну за другой и гадать, гадать на кофейной гуще.

ковид глазами студентов-иммунологов

Михайла уже год работает в одной из ведуших иммунологических лабораторий, пишет там диплом и планирует остаться там и на время магистратуры. Очень доволен. "Иммуна" - сложная кафедра, в основном туда идут бывшие победители олимпиад и вообще самые крутые студенты. Мишка хоть и не самый крутой, но его взяли, и в лабе он прижился.
Первые две недели "самоизоляции", пока ИМБ не закрыли, я каждое утро возила его в это роскошное итальянистсткое здание (так мне все же нравится наша тоталитарная архитектура). На обратном пути с ним, правда, невозможно было находиться: он благоухал мышами так, что у меня слезились глаза. Но чадо счастливо, а это главное )
ИМБ

Держатся они дружно, и даже в условиях самоизоляции, когда в лабу ходят лишь сотрудники, поддерживающие жизнедеятельность экспериментальных животных, продолжают в онлайне устраивать свои journal clubs. Теперь, конечно, обсуждают прежде всего то, что связано с ковидом.

Из хорошего:
[Spoiler (click to open)]

- Еще в марте Михайла описывал мне ход эпидемии и объяснял, что всегда наступает момент, когда заболеваемость начинает снижаться, а смертность заметно расти. Выглядит это пугающе, но на самом деле означает перелом момент. Кажется, именно это мы сейчас наблюдаем в России. В Москве, по крайней, мере, встречное движение кривых на графиках становится заметным.
- Похоже, нам на самом деле повезло с прививками БЦЖ. Мишкины коллеги говорят, что БЦЖ тренирует иммунную систему человека и настраивает ее реагировать на инфекцию постепенно, а не цитокиновым штормом, от которого, в общем, и умирает большинство заболевших ковидом. И именно от него умирало большинство заболевших испанкой.

Из плохого:
- Ковид - это РНК-содержащий вирус. То есть его генетическую информацию кодирует не двойная молекула (ДНК), а всего лишь одна. И поэтому, конечно же, скорость мутаций у таких вирусов намного выше, чем у ДНК-содержащих, где парность обеспечивает большую устойчивость. Вирус оспы - ДНК-содержащий, поэтому вакцинация оказалась настолько эффективной. А вирус гриппа и ВИЧ - РНК-содержащие. Как обстоят дела с вакциной от гриппа, мы все знаем. С другой стороны, есть и примеры успешных вакцин от РНК-содержащих вирусов - от полиомиелита и кори.
- Считается, что вирусы со временем становятся менее смертоносными, потому что им невыгодно убивать хозяев. Это совершенно необязательно, все зависит от стратегии конкретного вируса. Если он не очень заразен, то есть распространяется медленно, то ему, действительно, не выгодно сразу грохнуть своего носителя. По крайней мере, не сразу. На самом деле, медленные вирусы очень смертоносны, просто убивают не сразу (как ВИЧ и гепатит С). Но если он способен быстро размножатся и распространяться, то ему плевать, как быстро умрет хозяин. Испанка была как раз такой, и оспа тоже. У ковида, кажется, хитрая стратегия: во многих он живет вообще бессимптомно, а у некоторых сидит тихонько несколько дней, а потом вдруг полиорганная недостаточность. При такой стратегии ему незачем ослаблять свою смертоносность, у него и так все хорошо.

Ребята из лабы говорят, что вакцину все же, скорей всего, сделают, но работать она будет все же скорей как БЦЖ или противогриппозная, чем как противооспенная. Ну то есть человек вполне может заболеть, но вероятность тяжелого течения болезни снизится, что уже хорошо.

эпидемии и ход истории

Что изменится в мире после пандемии ковида? Отклонится ли траектория движения общества хоть на градус от той, которая была бы, не случись с нами так некстати эта напасть?

Если посмотреть в глубь истории, то незаметно, чтобы эпидемии влияли на ее ход. Они наш постоянный спутник, по крайней мере, с тех пор, как появились города и начала активно развиваться торговля. К постоянному вектору воздействия общество привыкает, поэтому исторические макротренды к ним, кажется, вполне равнодушны. Это прослеживается на протяжении всей истории человечества. Во 2-ом веке н.э., при императоре Траяне (одном из самых успешных правителей Древнего Рима) разразилась эпидемия вроде бы чумы. Бушевала она на всей, громадной тогда, территории империи. Но это никак не отразилось на траектории ее развития. Второй век - высшая точка в истории античного мира, и никакая чума ничего с этим поделать не могла. А в третьем веке в римской ойкумене разразился кризис, который так и называется - кризис третьего века. После него античность хоть и обрела второе дыхание, но уже никогда не достигал прежней высоты. Много чего произошло в тот момент, не обошлось и без эпидемии чумы. Но я сильно сомневаюсь, что она как-то ускорила социальные процессы. С чумой или без нее, в 4ый век Римская империя вошла уже другой. Эпоха рационального мышления закончилась, и мир вступил в эпоху иррационализма.
Collapse )
Самая кошмарная пандемия раннего средневековья - знаменитая Юстинианова чума 6-го века. Оценки расходятся. Современники считали ее чудовищной катастрофой, однако недавнее компьютерное моделирование показало, что, вроде бы, ее масштаб был несколько преувеличен. По некоторым оценкам, Византия потеряла тогда около половины населения, хотя все же вряд ли. Но вот в Константинополе, крупнейшем на тот момент городе, почти наверняка столько и умерло. В какой-то момент к чуме присоединилась оспа, абсолютно новый для человеческой популяции биологический агент, к которому ни у кого не была иммунитета (считается, что вирус пришел к нам от верблюдов, кажется, во всяком случае с арабского Ближнего Востока). Ну чем не конец света? Но нет: Византия как-то все это пережила и на несколько сотен лет стала самым богатым, блистательным и просвещенным государством бывшей римской ойкумены.

Любимый всеми пример - чума 1348 года - уже вполне достоверно опустошила европейский континент. И что же? Европа на рубеже 13-14 веков подошла к порогу эпохи Возрождения и Нового Времени. Великий Джотто уже начертал к моменту начала эпидемии контуры нового подхода в искусстве. И тут чума. Казалось бы, она должна была отбросить общество назад, но не тут-то было. Европа ни на градус не отклонилась от формирующейся парадигмы. Фоном к "Декамерону" служит эпидемия, но сами истории в книге полны жизни, спонтанности и творческой мысли, как будто и нет страшного фона.

Лондонская чума 17 века никак не притормозила становление Британии в качестве лидера социального и научного прогресса. Ньютон открыл закон всемирного тяготения, пребывая в самоизоляции в провинции. Ну и знаменитая испанка. Как она повлияла на социальные процессы? Практически никак. Первая мировая, октябрьская революция - это да, а испанка - нет. Если бы европейцы не принесли оспу в Америку, думаете, судьба индейцев сложилась бы иначе? Ничуть. Просто колонизаторам пришлось бы приложить больше усилий по их уничтожению, но в итоге они оказались бы в тех же самых резервациях примерно в том же количестве. Судьба индейцев определялась волей конкретных завоевателей, а не эпидемией. Это прекрасно видно по тому, что в Латинской и Южной Америке процент индейского населения намного выше, чем в Северной, и они встроены в современное общество, а не распиханы по резервациям. Просто завоеватели-протестанты были настроены намного более расистски, чем завоеватели-католики (мысль не моя: услышала на одной международной конфе). Испанцы с португальцами лютовали по другому поводу: их задачей было обратить местное население в католичество. А англосаксам нужно было от него избавиться.

Кстати, все это хорошо видно и в искусстве. Даже тематика эпидемий практически не находит в нем своего отражения. Ну, написали в 14 веке несколько картин на тему черной смерти - и что? Это все равно частности. В отличие от чумы, с которой все же сталкивалось не каждое поколение, черная оспа постоянно жила в популяции и невыносимо мучила людей. Говорят, особенно отметились 15-16 века, хотя мы и дальше видим ее упоминания, например в "Опасных связях" Шодерло де Лакло. Чистые, не изуродованные оспой лица встречались настолько редко, что считались характерной приметой. Человечество многие века было обезображено оспой. Тонны косметики на лицах аристократов требовались во многом для того, чтобы скрыть ужасные последствия болезни. Но что мы видим на дивных портретах Гейнсборо, Ван Дейка и обожаемого мной Фрагонара? Сияющую розовую кожу на идеальных овалах и атмосферу игривой беззаботности.

Так что эпидемии - лишь досадные помехи в череде сменяющих друг друга социальных парадигм, не более того.

Соответственно, и ковид закончится (лучше б пораньше) так же, как и все остальные пандемии: история будет развиваться своим чередом. Я очень надеюсь, что власти будут уделять больше внимания (и финансов) биологии и медицине. Соответственно, будет больше лабораторий и больше ученых. Но интеллектуальная элита, оплот рационального мышления, всегда в таком меньшинстве, что на уровне социума это вряд ли станет заметно. Тем более что парадигмы мышления - вещь фундаментальная, коллективное бессознательное так просто не разворачивается в другую сторону. С одной стороны, возможно, станет меньше антипрививочников, с другой - при ухудшении экономической ситуации, которое уже происходит стремительным домкратом, обостряются все иррациональные начала. Позитивные и негативные микропроцессы сбалансируются - и макротренд останется неизменным. Даже если предположить идеальное: власти опомнятся и сдвинут тугую систему образования в сторону приоритета естественных наук (а это единственный инструмент развития рационального мышления), мозги учеников останутся все теми же, и они просто не смогут переварить премудрости современной физики, химии, биологии, астрономии и геологии.

Нам, конкретно, может повезти - и мы проживем свой век в иллюзии рационализма. Но человечество уже достигло точки, когда ему нужно погрузиться в иррациональное измерение, чтобы переварить огромный объем информации, накопленный с момента окончания Средневековья.

"Времена не выбирают, в них живут и умирают"

Рано или поздно должна была разразиться очередная пандемия. Интрига была только в том, какое поколение она осчастливит своим приходом. В итоге, осчастливила нас.

Эпидемии, как по мне, - одно из самых шокирующих и, одновременно, самых закономерных социально-биологических явлений. С одной стороны, крупный и плотный социум любого биологического вида - это приглашение для бактерий, паразитов и вирусов всех мастей. С другой, эпидемии посягают на фундаментальную (и вполне биологическую) потребность человека в социальных контактах. Вот этим они и отличаются от всех других напастей. Даже самые страшные явления, с которыми сталкивается человеческое общество - войны, природные катаклизмы - заставляют людей сплотить ряды. А при эпидемиях требуется максимальная разобщенность. Да, человеку свойственно в критических ситуациях быстро рассортировываться на своих и чужих. И мы это видим сейчас во всей красе: сначала гнобили китайцев, теперь китайцы гнобят иностранцев. Европейское единство временно рассыпалась на более привычные (и мелкие) группы "своих", США яростно препираются с Китаем. Но во время тяжелых эпидемий не остается своих - все чужие. И вот это обстоятельство так больно бьет по психике. Универсальный закон выживания социума - взаимоподдержка и тесные контакты - временно перестает работать. Или, по крайней мере, распространяется на уж совсем мелкие единички - семьи.
Collapse )

Эпидемиология - самая суровая и самая объективная, имхо, медико-биологическая дисциплина. Она имеет дело с большими цифрами, неумолимыми биологическими законами и очень жесткой задачей: защитить здоровую популяцию от тех ее членов, которым не повезло. А маленький человек, которому не повезло, наплевав на потребности общества, изо всех сил сражается за свою безопасность (как он ее понимает) и за свой скромный комфорт. Теоретически это и так понятно, но сейчас я это увидела собственными глазами! В нашем окружении, мобильном и активном, конечно же есть те, кто переболел. И вот, значит, одна моя подруга, очень рациональная, инженер-химик по образованию, которая наравне со мной возмущалась преступной беспечностью народа, заразилась-таки сама. Она довольно рано уехала в загородный дом, однако заразиться успела раньше. Болезнь протекала не легко, но и не критично. Через 2 недели после первых симптомов ей сплохело, и она поехала делать КТ. К счастью, пневмонии не обнаружилось, просто выход из болезни был долгим. Она обрадовалась... и отказалась делать тест на ковид, потому что к тесту прилагается куча бумаг, подписание которых накладывает жесткие ограничения на всю семью. Она это знала, потому что знала, от кого заразилась, и тот человек сидел под очень суровым контролем. Короче, с несвойственной ей категоричностью она мне сказала, что они и так соблюдают карантин, но на более суровые ограничения для своей семьи не согласны. Должны же они где-то брать еду, а детям надо же гулять в лесу. Если уж моя no-nonsense подруга так себя повела, то что говорить о тех, кто не очень понимает, что такое эпидемия.

Ничто так не обнажает биологические причинно-следственные связи, как эпидемия. Священники, люто сопротивлявшиеся карантинным мерам, начали болеть и умирать. После махачкалинских протестов против самоизоляции там произошел скачок заболеваемости. Те, кто не может или не хочет соблюдать карантинные меры, заражаются. Тут не надо гадать: "как же так? человек вел здоровый образ жизни, но заболел раком" или "я вот всю жизнь курю, а рака у меня нет". Ковид, конечно, явление тоже многофакторное, но не настолько, насколько многофакторны многие другие биологические процессы. Один телеграм-канал публикует обновляемую карту (с домами), по которой видно, откуда забирают с ковидом. У нас район хороший, но все же социально неоднородный. Я тут знаю каждый дом, поэтому очень интересно наблюдать за ходом эпидемии. Сначала забирали из домов условно "бизнес-класса", где живет состоятельная публика, покатавшаяся на лыжах и погулявшая по Европе. Потом случились сакраментальные шашлычные выходные. У нас здесь роскошный парк, и мы с Ксюном, когда гуляли (держась на почтительном расстоянии от дорожек), с изумлением наблюдали это шашлыкобесие. Карта ковида где-то дней на 7-10 показала затишье, а потом полыхнула красными точками, но уже не в бизнес-домах, а в хрущовках. То есть первая, завезенная волна схлынула, народ быстро все понял и самоизолировался (и эти люди, конечно, могут себе такую изоляцию позволить), а затем пришла волна шашлычная. Парки закрыли - и все на время успокоилось. Потом настали теплые дни, но парки зарыты. Мы с Ксюном, опять же держась строго на расстоянии 3-4 м от дорожек, отправились исследовать местные дворы. Есть у нас тут один дворовый заповедник, спрятанный за уютными домами среднего класса. Там детские площадки, велодорожки, спортивные тренажеры и прочие прелести уличной жизни. И там были толпы: мамаши с детьми, велосипедисты, физкультурники, бабушки на скамеечках. "Ксюн" - говорю - "посмотрим карту дней через пять". Посмотрели: полыхнули дома, окружающие этот самый дворовый оазис. Вот так все до обидного просто с эпидемиями.

Моя бабушка-врач рассказывала мне много интересного об эпидемиологии. Например, о том, как работает система при встрече с самыми страшными заболеваниями - чумой и оспой. Есть такой План Ноль, если я не путаю название. Понятно, что люди, узнав об эпидемии чумы у своего порога, разбегутся, как тараканы, разнося заразу по свету. Поэтому, при обнаружении случая чумы или оспы, об этом не трубят. Люди ложатся спать, а проснувшись, обнаруживают, что их город/поселок/деревня запечатаны намертво. Поселение оцеплено, дороги перекрыты, попытка побега карается жесточайшим образом. И сиди там, пока все не закончится. Сурово, да, но только так можно купировать эпидемию легочной чумы.

С ковидом все и проще, и сложнее. Это все же не оспа и не легочная чума, поэтому и карантин несравнимо мягче. Но и сладить с ним, в итоге, оказалось непросто. Опять же, это сейчас стало понятно, что он не распространяется через вентиляцию и канализацию, что, если в самолете чихнет один больной, заболеет не 100 процентов пассажиров. А сначала было очень страшно. Андрей свободно владеет китайским, он подробно изучил карантинные рекомендации, которые принимались в Ухане - и первое время мы руководствовались ими. Сейчас, конечно, уже проще. Лишние меры предосторожности мы убрали, но основные по-прежнему с нами. Логика проста: когда сталкиваешься с явлением, которого не понимаешь, лучше действовать в зоне необходимо-возможного снижения риска. Спать в скафандре невозможно, но ходить в магазин в перчатках и масках - вполне. Стать вирусологом за 2 месяца невозможно, но прочитать в инете про то, как правильно пользоваться теми же масками и перчатками, много сил не отнимает.

Терновый куст - мой дом родной (в контексте науки и магии)

Лето пролетает, как легкая птица. Все как обычно, в общем: потом придет зима и будет ковылять как черепаха. Но события развиваются, и кое-что уже можно даже озвучивать.

Сначала магия. Это вторая фантастическая история (первая - путешествия моего чемодана по Каиру), с которой я столкнулась в этом году. Если бы у меня была хоть малейшая склонность к эзотерике, как бы можно было развернуться! Эх... Несколько лет мы искали новое жилище, которое бы нам понравилось по многим параметрам. И не могли найти, потому что очень жесткие настройки поиска задали изначально. Уж сколько было отсмотрено квартир и домиков - и не сосчитать. Поиск вышел в режим "вспомнил - поискал". Вспоминали, естественно, все реже. Так бы и искали до сих пор, если бы не маленький Ксюн. Мы с ней много гуляем по району, и ей почему-то приглянулся один из домов, который в народе называется "дом кораблем". Для нас он был как дорожная веха: дошел до дома кораблем - значит, полпути до МГУ пройдено. И вот, значит, прошлой осенью Ксюхе приснился сон, что мы переезжаем в дом кораблем. Грузим в машину котов и едем. На дом этот я никогда не смотрела иначе, чем как на ориентир: мы же квартиру искали через агентства всякие, и он никогда не всплывал. Но под влиянием ее рассказа я, возвращаясь из МГУ, задрала голову - и увидела на самом верху баннер с надписью "продается квартира" и номером телефона. Там был указан еще и метраж, который нас устроил. В общем, любопытства ради мы с Андреем позвонили, а потом и съездили посмотреть. Благо ехать от нас минут 10, и то только потому, что наш нынешний дом и "корабль" разделяет парк. В объезд надо добираться.

И мы увидели ЕЕ: залитую светом, огромную, с видами на парк, фундамед и физфак (ГЗ не видно, правда, зато любимый район как на ладони. Бонусом, оказывается, к ней прилагались и две террасы (буквально бонусом - не включены в официальную площадь квартиры). В общем, нам не понадобилось много времени, чтобы принять решение. Много времени понадобилось, чтобы оформить сделку, по определенным причинам. Зато, опять же бонусом, оказалось, что Андрей лично знаком с хозяином, даже работал с ним в одной компании, пока тот не эмигрировал. Ну и, наконец, мы ее купили, и теперь я чуть ли ни каждый день бегаю через парк, чтобы походить по залитому солнцем бетону (без ремонта) и подумать о планировке.

Вот такой сон нашего инсайтного Ксюна.

Про науку. Михайла в феврале поступил на кафедру иммунологии. Влечение его в эту сторону оказалось столь страстным, что я заткнулась с советами о молекулярке и биоинже. И выбор, кажется, оказался удачным. Он попросился в одну из самых крутых кафедральных лаб в одном из самых крутых мест - институте молекулярной биологии. Ее сам завкафедры и возглавляет, которого все боятся. Презрев все предупреждения, в качестве научницы он выбрал аспирантку, которую все боятся чуть ли не еще больше, чутко уловив в ней феноменальный потенциал. И она его взяла. И они сошлись и характерами, и рабочим настроем. Как она потом призналась, она его брать не хотела, но причин отказать сразу не нашла, а потому решила сделать так, чтобы он сам сбежал через неделю. И загрузила его так, что я ребенка дома раньше 22-23 вечера не видела. Но Мишка, который именно так и представлял себе счастливую научную деятельность, даже не понял, что его пытаются выжать. Терновый куст - мой дом родной. К концу недели суровая сверхновая звезда объявила (буквально), что она от его работы в восторге, и даже сам завкафедры в восторге. И Мишук погрузился в работу еще глубже. Он уже выделял из мышей (огосподи...) раковые опухоли, уже типировал этих мышей десятками, а теперь еще получил свой маленький проект. По астме.

Такие вот истории

Слово не воробей

Михайлово желание поступить на кафедру иммунологии непосредственно перед поступлением кристаллизировалось в страстное переживание. А когда обнаружилось, что поступление на кафедры - это целая студенческая драма со слезами, обидами, упрямством и ликованием, то он начал еще и бояться. Тем более что его приятеля еще со школьных времен, одного из самых способных студентов, не взяли на ту кафедру, куда он хотел. И даже не всех олимпиадников брали на самые популярные кафедры. В общем, на пике эмоций Михайла дал обед: если возьмут на "иммуну", он покрасит волосы в синий цвет.

Михайлу взяли, конечно, с удовольствием. И приятеля его взяли, с неменьшим удовольствием. Но слово не воробей - и пришлось Мишке краситься в синий. Но волосы у него темные, никакая краска их не брала, а потому однокурсница, которая взялась его красить, предварительно х обесцветила буйную Михину шевелюру. В итоге мы уже месяц наблюдаем за удивительными, почти ежедневными колористическими преображениями: из кобальтового он стал цвета морской волны, потом порадовал нас разнообразными оттенками зеленого. А теперь, когда показались корни собственного цвета, а краска в значительной степени слиняла, мы наслаждаемся тончайшийшими переходыами от темно-каштанового через мятные оттенки в соломенные. Зато каждое утро вспоминаем, что он у нас на кафедре иммунологии.

отказ от прививок как исторический симптом

Сейчас, имхо, появляется все больше признаков того, что с рациональной эпохой покончено - и мы стремительным домкратом движемся в новое средневековье. Я уж даже не говорю о том, что общество потихоньку теряет интерес к чистому Знанию (то в Нидерландах закроют факультет редких языков, то Штаты откажутся от строительства нового андронного коллайдера). Самый яркий диагностический признак наступающей иррациональной эпохи - добровольный отказ от прививок и принятие этого отказа на государственном уровне. То есть ни народные, так сказать, массы, ни власть имущие искренне совершенно ничего не понимают в эпидемиологии и вакцинации. В 18-м веке люди шли на риск, предпринимая попытки вакцинации живыми штаммами оспы, а сейчас избалованная отсутствием эпидемий, но стремительно тупеющая публика не только отказывается от прививок, но еще и развезла агрессивную антипрививочную компанию.

Эх, если бы люди группировались не по страновому признаку, а по принадлежности к типу мышления... Какие дивные оазисы рационализма можно было бы создать. Но полиомиелиту, к сожалению, все равно, какой у тебя тип мышления. И кори все равно. Да что там корь? Если антипрививочники еще поднатужатся - глядишь, и черная оспа вернется.

P.S. Эфиопия - сказка. Местами противная, местами страшноватая, но все равно сказка.

жуткая история

Шепотом расскажу ее здесь: не дает покоя. А здесь нет общих знакомых, и вообще я так ничей секрет не выдам, потому что идентифицировать невозможно. Дочери моей близкой подруги поставили чудовищный диагноз - аденокарцинома легкого, 4ая стадия. Метастазы везде, где только можно. Очень долго диагноз поставить не могли, потому что картина была странная, нетипичная. Ситуация развивалась по типу СПИДа, но без ВИЧ, то есть, без внешнего агента. Долго подозревали туберкулез и даже эхинококкоз, потому что они ведут себя похожим образом - метатазируют в те же органы. А еще потому, что у некурящего (и даже у курящего) человека рак легкого в 29 лет - это медицинский казус. Исключив инфекции, начали искать первичную опухоль, тоже с трудом, потому что клетки опухоли настолько низкодифференцированные, что уже и не поймешь, откуда она. При этом ни одной мутации! Приобретенное заболевание, не наследованное. Наконец, методом исключения, пришли к легкому.

К тому времени, как определились с диагнозом (а заняло это 2 месяца), состояние ухудшилось значительно. Сделали первую химию - и опухоль резко дала множественные метастазы. Тело покрылось шишками. Знакомый онколог, впрочем, сказал, что такое бывает: столкнувшись с агрессивным агентом, опухоль "удирает" в лимфатическую ткань. Состояние еще ухудшилось, и вторую химию долго не решались делать. Прогноз - полтора месяца жизни, если без химии. Система ОМС предлагает только хоспис, частные клиники, естественно, готовы работать, но боятся делать химию: она сама по себе может убить. Наконец решились, сделали, вместе с имуннотерапией. И вот тут ей стало легче, вопреки прогнозам. Ждем теперь, надеемся.

Самое странное, это откуда такой диагноз вообще мог взяться у очень молодого человека. Она никогда не курила, не работала с токсическими веществами, не подвергалась облучению. Ничего такого. Но есть одно но: уже лет десять она сидит на жесткой веганской диете, до этого еще лет пять - на вегетарианской. А ведь веганство на уровне common knowledghe считается фактором, снижающим риск онкологии. И вот тут я кинулась искать информацию. Нарыла пару англоязычных исследований и поговорила со парой знакомых врачей, искушенных в биохимии. Выводы вот какие: веганство очень сильно влияет на иммунитет. У веганов часто уменьшается количество лейкоцитов, Т-лимфоцитов и других клеток иммунной системы. Причина, видимо, в том, что это белковые структуры, а организму вегана критично не хватает аминокислот, и он начинает экономить на том, без чего немедленно не умрешь. И еще странные вещи: у клеток в организме веганов меняется структура клеточной мембраны. Опять же, не хватает аминокислот для производства опорных белков мембран, поэтому мембраны становятся более жесткими, менее проницаемыми. Нарушается сообщение с межклеточной средой, возможно, вывод продуктов жизнедеятельности клетки. И еще кое-что: дефицит витамина D, омега-3 и кальция. Все три компонента обладают мощными антиканцерогенными свойствами.

Вот такая информация начала всплывать в ответ на мои поиски. Но почему-то она такая, камерная. Спросишь биохимика о веганстве - ругается страшными словами. Но на медийном уровне картина иная.

В онкологи сказали, что иммунотерапия бесполезна, если не есть животные белки, и дочь подруги начала есть молочные продукты. Может, улучшение связано и с этим тоже: иммунотерапия вызвала мощный ответ организма, которому теперь есть, с чем работать.

лихорадка

не настоящая, слава богу. Спринтерский бег на стайерскую дистанцию, которая нарисовалась и объективно - Михайла в 11-м классе, и субъективно - мне пришло в голову непременно поскорее выйти в "широкий научный мир". Второе - издержки смены профессиональной парадигмы в середине жизни: ощущение, что могу не успеть всего, чего хочу, преследует меня практически постоянно.

Была, кстати, и настоящая лихорадка, упорная, продолжавшаяся почти месяц. Михайла оказался в числе редчайших "счастливцев", у кого случился рецидив инфекционного мононуклеоза.

Collapse )
Мы когда-то давно на пару переболели им после Марокко, очень тяжело. Нас долго и мучительно диагностировали, целый месяц не могли поставить диагноз. И, что странно, в этот раз произошло ровно то же самое: врачи гоняли его от одного к другому, светили рентгеном и вертели на УЗИ, назначили антибиотик за каким-то дьяволом. А примерно догадался, в чем дело, наш гениальный доктор-невролог. Еще когда изначальная ОРВИ, разбудившая, похоже, вирус Эпштейн-Барра, пошла на второй круг, доктор сказал: это какой-то вирус. Но какой, он знать, конечно, не могу. А вот я могла бы, но вспомнила о нем только недели через три, и фактически сама настояла на анализе. А мне говорили, что рецидива быть не может, и упирались. А потом ПЦР показал Эпштейн-Барр. Не понимаю, почему всегда такие проблемы с его диагностикой. И клиника-то, вроде, хорошая.

В преддверии олимпиад по биологии (февраль - самый олимпиадный месяц) Мишка злой и уставший. Периодически читаю какие-то статьи, что олимпиадники незаслуженно имеют льготы перед егэшниками с высокими баллами. Идиоты. Явно не знают люди, какой колоссальный уровень знаний и нестандартный образ мышления нужен для того, чтобы хорошо писать эти олимпиады. Про все не могу сказать, конечно, но по биологии-то точно. Баллы за ЕГЭ - это доказательство умения учиться в школе, если они честные, конечно. Призерство на олимпиаде - это показатель научного мышления и готовности с первого курса выступать уже в роли ученого, пусть начинающего. Но пока сам не столкнешься, этого не поймешь.

А у меня случился конференционный приступ: как-то разом пришло много calls for papers с дедлайнами вот-вот - и я кинулась писать тезисы. Время разбрасывать камни. И уже много подтверждений участия пришло, так что скоро наступит время их собирать. И вот тут мое интровертное нутро начинает корчиться: пугает даже образ меня, выступающей на конференции в Стамбуле или Риме. К Москве-то я привыкла, а вот это вот где-то там... Ужас. Ну и куда мне, спрашивается, в научный свет при такой интровертной трусости? Другое дело - сидеть в научной изоляции перед компом. Ну или перед фотографиями "моей" мумии. Я почти закончила графическую реконструкцию - и сама удивляюсь. Когда копошилась там, в гробнице, собирая по крупицам красочный слой, думала, что никогда не пойму, что откуда отвалилось и частью чего было. Но, видимо, история искусства - действительно мое-мое, потому что из обломков и крошек через какое-то время начала-таки проступать былая реальность. И я не сочиняю ничего! Каждый восстановленный элемент доказан и научно обоснован. Где не понимаю, что было, или не могу доказать - оставляю белые пятна. Наша руководитель миссии сказала, что заберет мой текст с реконструкцией в очередной том отчетов об экспедиции. Спасибо, что под моим именем. Я бы предпочла, чтобы картонаж оставили мне на откуп: он их все равно не интересовал, когда я там ковырялась. А когда тема обрела "публикуемость", сразу заинтересовал. И теперь из-за клятого 4го тома мне не дают разрешение подать заявку на ватиканскую конференцию по египетским саркофагам. Но посмотрим еще.

о гениальных врачах и ленивом отдыхе на хорватской Истрии

Мы начали ездить сюда, когда Тюнчику было 3 года, а сейчас ей девять. Уже седьмой раз, надо же. Каждый год в однои то же место: отель на небольшом полуострове, поросшем роскошными средиземноморскими соснами. Первый раз, по незнанию, жили в номере, но быстро разобрались, что лучшее здесь - небольшие домики, в которые все и стремятся. С тех их и бронируем: уже в июне на следующий июнь.

За семь лет наш быт здесь устоялся так же, как устоялся в Москве. Живем всегда в однои из трех соединенных вместе бунгало. На рынке в Порече мы покупаем горшки с петунией и фуксией, которые цепляем к водосточному желобу на крыше. На перила веранды ставим горшки с розмарином и базиликом и вазы с огромными букетами лаванды. Сами готовим завтраки и ужины, сами убираемся (чтобы минимизировать контакт с персоналом и чувствовать себя именно дома). Обедаем в одном и том же ресторанчике под соснами, где всегда прохладно. Вообще на полуострове удивительный микроклимат: здесь почти никогда не бывает жарка, даже когда соседние холмы и берега плавятся от высоких температур.

pinetrees galijot
Collapse )
Одно время я начинала мечтать о Хорватии еще в сентябре, это при том, что каждое лето у нас еще бывают непременные семейные поездки (здесь Ксюн живет, а мы меняемся по очереди) в восхитительные места. Но здесь мне всегда нравилось то, что я никому ничего не должна: не должна фотографировать всех и вся, бегать по достопримечательностям, одеваться более прилично, чем в майки и шорты. И даже могу не купаться: я же здесь живу, а местные жители не обязаны сидеть в воде.  Все-таки не случайно я кошатник: все кошачьи особенности присутствуют и у меня.

Но в прошлом году мне резко надоело. Место это было прекрасно, пока есть чем дышать (в смысле количетва людей). А в прошлом году здесь было столпотворение. Сидишь на веранде - и мимо тебя весь световой день кочуют толпы. И к воде нужно пробираться сквозь плотно сдвинутые тела, напоминающие лежбища котиков. Мало того, что отель переполнен, так еще и по демократическим хорватским законам все пляжи принадлежат  государству. Соответственно, все местные жители (которые я не понимаю вообще, когда работают) тоже здесь. Я не демократична в этом вопросе и люблю закрытые территории отелей. Но Ксюн здесь вырос - и наотрез отказывается проводить время где-нибудь еще.

В общем, в этом году я и ехать-то не хотела, но, как порой бывает, не было бы счастья - да несчастье помогло. Видимо, из-за запрета на Турцию у них в этом году овербукинг какой-то. И поселили нас не в привычный домик, а куда-то на противоположном конце полуострова. Поначалу мы расстроились страшно, но быстро поняли, что нам повезло. Да, здесь нет такого роскошного вида на море (потому что эта часть выходит на низкий берег, ведуший к мелкому заливчику), но зато домики стоят вразрядку, кроме сосен, взгляд услаждают кипарисы, и есть собственный кусок земли с тремя оливами, под которые я укладываюсь с учебниками по новоегипетскому.

Дети бездельничают, вечерами играем с ними в подобие волейбола, ходим на водные батуты и простые батуты. До прошлого года я даже прыгала с ними, пока отросток одного дугоотростчатого сустава позвоночника не сцепился с отростком другого - и целую неделю после этого я жила лишь на цигун. Спас меня, как обычно, наш гениальный доктор-невролог Леша. Правда, гениальный. До знакомства с ним я только одного такого знала – собственную бабушку. Она была гинекологом, однако приходили к ней с чем угодно, что не могли определить врачи. «Надо подумать» - говорила бабушка, и в большинстве случаев диагностировала правильно.

А Леша в военном госпитале занимается нейротранспланталогией. Для меня это что-то запредельное. Его диссер весь насквозь засекреченный. При этом он открыт и для восточной медицины, к примеру. Доктор гениально лечит и многие трудно поддающиеся неврологические заболевания, от межпозвоночной грыжи до неврита лицевого нерва. И главное, всегда верно диагностирует. Вот что получается, когда в одном человеке сходятся талант, образование высочайшего уровня и открытость.

Это единственный известный мне врач, который может устранить проблему за один раз, при этом он еще и знает, в чем проблема, в отличие от тех же китайцев (московских, по крайней мере), которые всегда делают одно и то же: расслабляют мышцы, а организму предоставляется возможность попытаться все выправить самому. А если не сможет?

Леша тогда за один раз совершенно безболезненно расцепил мне дугоотростчатые суставы, в другой раз за один раз убрал постоянную боль в пальце. И самое странное было тогда, когда он одним движением убрал вяло текущий неврит тройничного нерва. Дай ему бог еще 250 лет жизни.