Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Терновый куст - мой дом родной (в контексте науки и магии)

Лето пролетает, как легкая птица. Все как обычно, в общем: потом придет зима и будет ковылять как черепаха. Но события развиваются, и кое-что уже можно даже озвучивать.

Сначала магия. Это вторая фантастическая история (первая - путешествия моего чемодана по Каиру), с которой я столкнулась в этом году. Если бы у меня была хоть малейшая склонность к эзотерике, как бы можно было развернуться! Эх... Несколько лет мы искали новое жилище, которое бы нам понравилось по многим параметрам. И не могли найти, потому что очень жесткие настройки поиска задали изначально. Уж сколько было отсмотрено квартир и домиков - и не сосчитать. Поиск вышел в режим "вспомнил - поискал". Вспоминали, естественно, все реже. Так бы и искали до сих пор, если бы не маленький Ксюн. Мы с ней много гуляем по району, и ей почему-то приглянулся один из домов, который в народе называется "дом кораблем". Для нас он был как дорожная веха: дошел до дома кораблем - значит, полпути до МГУ пройдено. И вот, значит, прошлой осенью Ксюхе приснился сон, что мы переезжаем в дом кораблем. Грузим в машину котов и едем. На дом этот я никогда не смотрела иначе, чем как на ориентир: мы же квартиру искали через агентства всякие, и он никогда не всплывал. Но под влиянием ее рассказа я, возвращаясь из МГУ, задрала голову - и увидела на самом верху баннер с надписью "продается квартира" и номером телефона. Там был указан еще и метраж, который нас устроил. В общем, любопытства ради мы с Андреем позвонили, а потом и съездили посмотреть. Благо ехать от нас минут 10, и то только потому, что наш нынешний дом и "корабль" разделяет парк. В объезд надо добираться.

И мы увидели ЕЕ: залитую светом, огромную, с видами на парк, фундамед и физфак (ГЗ не видно, правда, зато любимый район как на ладони. Бонусом, оказывается, к ней прилагались и две террасы (буквально бонусом - не включены в официальную площадь квартиры). В общем, нам не понадобилось много времени, чтобы принять решение. Много времени понадобилось, чтобы оформить сделку, по определенным причинам. Зато, опять же бонусом, оказалось, что Андрей лично знаком с хозяином, даже работал с ним в одной компании, пока тот не эмигрировал. Ну и, наконец, мы ее купили, и теперь я чуть ли ни каждый день бегаю через парк, чтобы походить по залитому солнцем бетону (без ремонта) и подумать о планировке.

Вот такой сон нашего инсайтного Ксюна.

Про науку. Михайла в феврале поступил на кафедру иммунологии. Влечение его в эту сторону оказалось столь страстным, что я заткнулась с советами о молекулярке и биоинже. И выбор, кажется, оказался удачным. Он попросился в одну из самых крутых кафедральных лаб в одном из самых крутых мест - институте молекулярной биологии. Ее сам завкафедры и возглавляет, которого все боятся. Презрев все предупреждения, в качестве научницы он выбрал аспирантку, которую все боятся чуть ли не еще больше, чутко уловив в ней феноменальный потенциал. И она его взяла. И они сошлись и характерами, и рабочим настроем. Как она потом призналась, она его брать не хотела, но причин отказать сразу не нашла, а потому решила сделать так, чтобы он сам сбежал через неделю. И загрузила его так, что я ребенка дома раньше 22-23 вечера не видела. Но Мишка, который именно так и представлял себе счастливую научную деятельность, даже не понял, что его пытаются выжать. Терновый куст - мой дом родной. К концу недели суровая сверхновая звезда объявила (буквально), что она от его работы в восторге, и даже сам завкафедры в восторге. И Мишук погрузился в работу еще глубже. Он уже выделял из мышей (огосподи...) раковые опухоли, уже типировал этих мышей десятками, а теперь еще получил свой маленький проект. По астме.

Такие вот истории

полезность vs познание

Вчера у нас была традиционная дружеская встреча египтологов. В смысле, нашей экспедиционной тусовки. Ливанское кафе, непременная шиша (кальян). Ну и как всегда в такой компании, речь не могла не зайти сначала о грантах, а потом и о роли гуманитарной науки в обществе. О том, что гуманитарные науки финансируются по остаточному принципу, о безразличии власти к большинству гуманитарных наук. О том, как можно их привязать к хотя бы условной полезности.

Ну то есть с некоторыми-то науками все понятно: психология, социология и исследования современных обществ вполне востребованы, так как позволяют предсказывать, а порой и управлять общественными процессами и поведением индивидов. Но мы-то историки, археологи, искусствоведы, лингвисты. Причем "древники" - занимаемся давно ушедшими эпохами. Как тут подтянуть полезность. Были неплохие мысли о том, что любая социология опирается не только на современность, но и на историю, потому что как иначе объяснить, как, почему и в каком направлении развиваются различные общества.

Был один красивый, выразительный образ: представьте себе, что вы просыпаетесь утром и ничего не помните. Не помните свою семью, не помните, где живете, чем занимаетесь и т.д. А история - это коллективная память общества.

А я как раз накануне, когда в гостях была подруга-биолог, прошла через полемику именно на эту тему, с Михайлой в роли оппонента ("Ну а правда, мать, какая польза от твоей египтологии?").

Так вот мне думается, что этот вопрос, вопрос выбора между практически применимым (читай "полезным") и неприменимым знанием - это не предпосылка, а следствие. Проекция того типа мышления, которое преобладает в обществе. Я как-то рассуждала тут вслух ( https://kintosha.livejournal.com/159171.html ) о том, как искусство зависит от доминирующего типа мышления (рационального/иррационального). И отношение к научному знанию, имхо, есть следствие того же самого.

В эпохи рационального мышления (самый яркий пример - 18-19 вв., ну и первая половина 20го в.) обществу интересно все: забытые языки, древние цивилизации, биологическое разнообразие, устройство вселенной, организмов и веществ, химические и геофизические явления, "дикие" народы и вымершие животные.

Но потом рациональные эпохи сменяются эпохами иррационального мышления, общественный интерес смещается от объективного мира к собственному коллективному бессознательному. И постепенно чистое научное знание становится неинтересно. Но поскольку жить все еще хочется комфортно, то сохраняется внимание к тому научному знанию, которое может принести пользу. Но есть одно "НО": мы никогда до конца не знаем, что может оказаться практически полезным в конечном итоге, поэтому, запуская процесс отсекания "бесполезного" знания, общество, в конце концов, утрачивает контроль над процессом.

Мне пару лет назад попалась французская, что ли, статья о закрытии кафедр редких языков в Эстонии и в Нидерландах. Когда у государства ресурсы ограничены, как, например, у нас, то жесткие приоритеты в финансировании научных областей, в общем, понятны. Но когда кафедру редких языков закрывают в Нидерландах, то это уже тревожный симптом - идет смена мыслительной парадигмы.

А дальше происходит вот что (уже не раз происходило, о чем мы знаем благодаря "неполезной" науке истории): сегодня мы закрываем кафедры редких языков, в силу их бесполезности. Завтра сокращаем количество археологических экспедиций, особенно зарубежных. Послезавтра теряем интерес к отечественной археологии. Потом соображаем, что бесполезна практически вся зоология (за исключением направлений, исследующих одомашненные виды). Потом убираем теоретическую физику и астрофизику (понятно же, что исследования происхождения вселенной нам ничего не дадут). Хотим отказаться от использования атомной энергии? Тогда на кой черт тратить деньги на ставшие бесполезными фундаментальные ядерные исследования? (это то, что произошло в США, между прочим). И так далее, до полного "усекновения" научного знания.

С каждым отсечением общество потихоньку утрачивает контекст, с помощью которого оно может более или мение адекватно оценивать, что полезно (хотя бы на данный момент), а что нет. И постепенно все большее количество научных направлений начинает казаться бесполезными, просто потому, что мы перестаем понимать, зачем все это надо. А дальше происходит условная катастрофа бронзового века (когда потомки великих цивилизаций "внезапно" разучились даже писать) и наступает условное средневековье (когда ушли в небытие римские дороги, акведуки, канализация, многоэтажные дома и вообще практически все достижения античности).

В общем, сдается мне, что мы стоим как раз в начале этого пути.

А в качестве иллюстрации - рассказ моей Наташки: ей в лабораторию (Милуоки, Висконсин) привезли арктических белок и предложили исследовать. Вид очень любопытный, потому что впадает в спячку. Наташка исследует физиологию сердечно-сосудистой системы, поэтому хотела взять этих белок, чтобы посмотреть, как работает сердце во время спячки, при низких температурах. Она могла бы, в принципе, расписать потенциальные выгоды от такого исследования (медицинская кома, инфаркты и т.д. - это все реально), но на это нужно время, а белки уже были, и действовать нужно было быстро. Так вот ее университет не выделил деньги на исследование, заявив, что финансирование ему поступает от исследований человека, а не каких-то экзотических грызунов. Это к слову о способности общества оценивать практическую полезность научного знания

Страх

Праздник прошел вполне благополучно, в итоге. Мы сходили на новый мультфиль ("Три богатыря и чего-то-там"), поиграли в настольную игру под названием "Эмоциональный интеллект" (приятное отклонение от обычно интеллектуально тяжелых для меня игрушек типа "Эволюции" и "Неокортекса"), потом посмотрели "Иван Васильевича", еще поиграли в предсказания (все остались довольны прогнозами на 2019-й - я об этом позаботилась). Стеклопакеты почти полностью блокировали громыхание фейерверков, хотя сами фейерверки полыхали во всех окнах нашей выходящей на 3 стороны света квартиры.

Сегодня все чувствуют себя неплохо, поведали другг другу о своих планах. Михайла собирается готовиться к экзу по физике. Физика на биофаке. Вообще в этом году у них, кроме генетики, нет ни одного биологического предмета: сплошная химия, физика и математика (это МГУ, детка). Андрей планирует спортзал, мы с Ксюном - нагулять километров десять по сияющему московскому центру. Никто, правда, пока ничего не предпринимает для реализации собственных планов, все сидят мешком. Но сами планы хороши.

А что касается "планов на год", то есть у меня один пункт, который мне категорически неохота воплощать - очередная поездка в Эфиопию. (я была на том месте, где стоит священник. Пропасть продолжается вниз еще настолько же)
yemata
Collapse )

Не хочу, потому что боюсь. Животным страхом боюсь. Мне нужно закончит исследование тиграйских церквей, потому что без этого я не могу полноценную монографию написать. А для этого опять нужно лезть в скальные церкви. Опять корячиться на почти отвесных склонах без всякой страховки. Блин. Одна мысль об этих упражнениях приводит меня в уныние. Настолько, что я уже было отказалась от поездки, уже оповестила попутчиков, что не, не поеду. Но как только приняла решение, тут же, по иронии, пришли новые вводные. Мой коллега по ИВРАН, доктор наук и мизантроп, который ненавидит всех, кажется, кроме меня, станет замом по науке во вновь организуемом в Москве музее африканского искусства. А африканистов в Москве раз два - и обчелся (буквально, не фигурально выражаясь). Я типа третий. И он меня туда приглашает, если, по его выражению, "мой роман с Эфиопией продолжается". Пришлось переобуться в полете и продолжить роман.

И вот теперь я думаю о поездке и боюсь. Думаю - и боюсь. Думать и бояться мне еще почти два месяца, до конца февраля. Но билеты уже куплены, Рубикон перейден.

интересные дела творятся в нашем маленьком мирке

Эти весна и лето были удивительными. Столько солнца... Когда мы вернулись из майской поездки, здесь уже сирень расцветала, а в прошлом году - только в июне. Половину весны, кажется, я провела на скамейке в сквере перед главным зданием МГУ, между химфаком и физфаком. Там поразительная атмосфера: когда мне лень работать, глаза не глядят в сторону эфиопских икон и египетских амулетов, я закидываю ноутбук в рюкзак и иду пешком в этот сквер. И удивительное дело: там, под обрывки разговоров прогуливающихся студентов и профессоров, мысли думаются, статьи пишутся и вообще ощущение, что ты находишься в центре вселенной. МГУ для меня - вечный центр силы. Праздно размышляя над тем, в какой район мы бы хотели переехать, мы вдруг дружно поняли, что наша жилая география ограничивается территорией, откуда виден шпиль главного здания.

mgu tulips

А Михайла, между тем, кажется, попал в поток. Он на удивление хорошо сдал вторую сессию, четверка у него только по вышмату, и он по ее поводу жутко расстроился. Потому что мог лучше, да. Но зато, но зато... Зато он познакомился с мировой величиной в молекулярной биологии, у которого несколько лабораторий по всему миру и который преподает в Сколтехе, и тот его с сентября берет в институт биологии гена, где Мишка будет заниматься антибиотиками. Хотя он еще только на второй курс перешел, но этот биолог очень прогрессивный и "выращивает" новое поколение ученых.

Вообще я замечала, что удачливость обычно сопутствует в тех делах, где ты точно находишь свой если не великий, то большой интерес. И начинаешь впахивать, так как мотивация высока. Так что Михаиле, с одной стороны, повезло со знакомством, а с другой, он на это везение наработал своей увлеченностью и вовлеченностью.

Collapse )

У себя я это тоже замечаю иногда. Вот с Эфиопией так получилось. Благодаря этой приплывшей ко мне в руки теме я, наконец, научилась зарабатывать своей новой профессией. Это, конечно, не те деньги, которые я зарабатывала в "прошлой" жизни, но, по меркам гуманитарной науки, просто неприличные. Надеюсь, набреду еще на что-нибудь, что позволит выйти к прежнему уровню. Тема сама меня нашла, но нашла она меня не случайно, а потому что я уже давно по уши сижу в искусства дальних рубежей европейской цивилизации. И удачливость продолжает мне сопутствовать, особенно в мелочах. К примеру, я жутко мучаюсь с надписями на иконах и предметах декоративно-прикладного искусства, потому что знание геэза у меня в зачаточном состоянии. Но порой, когда уже не знаю что делать, мне в других местах совершенно случайно попадаются идентичные грамматические конструкции, но уже с переводом. Значит, я тоже своим делом занимаюсь.

Есть подвижки и у маленького Тюнца. Мы ее поздно отдали в теннис, после художественной гимнастики, и тренер нам говорил, что не теннисные у нее движения, реакции и т.д. она безнадежно отставала от одногруппников. Но теннис любит. Упорно тренировалась и, наконец, через два года тренер сказал, что он хочет с ней заниматься профессионально, так как она оказалась очень способной. А мы оказались перед дилеммой: либо структурная лингвистика (к которой я вижу у нее склонность), либо теннис. То и другое на жестком уровне невозможно просто. Ладно, разберемся в процессе.

Неожиданно для себя я тоже увлеклась теннисом. Уж очень азартно Ксюн с папой играют на моих глазах. Елки зеленые... Физическая подготовка у меня хорошая: лезть в гору три часа, выбраться враспорку из пятиметровой гробничной шахты я могу. А в теннис почти не могу. Не технически - это-то понятно, а физически: обнаружила у себя большое количество мышц, о существовании которых я и не подозревала. Ну и ладно, все равно буду ходить.

А еще мы с Ксюном ездили в мою драгоценную Дубну. И она удивительным образом не изменилась. Не обветшала, не утратила своей интеллигентности. Молодой, интеллектуальный, процветающий город. Как меня перло от всего: от вида коттеджей в соснах, от густой синевы Волги, от улиц почти без машин, а больше всего - от моего двора и детских "лазенок", которые по-прежнему на месте. Я не живу там уже 30 лет, а ощущение - что только там и живу. там дом. Но я не физик-ядерщик, к сожалению. Ксюн влюбилась в Дубну. "Мам, а физика с шестого класса начинается" - "С седьмого, но у нас в семье не наблюдается способностей к ней" - "Тогда, может, замуж за физика выйду?.."

io dubna

(no subject)

Мне эти презентации осточертели!  просто осто... в общем, понятно все. Два доклада по двум абсолютно разным темам на двух вообще разных мероприятиях. В ГМИИ на ученом совете - на следующей неделе, на Даниловских чтениях, по любимой кривой-косой капелле Исхода - на послеследующей. А в субботу прогон у научника, сразу двух, черт побери, докладов. Мне начало сниться, что я прихожу на ученый совет, а у меня преза не открывается. Раньше хоть сны снились, как полагается энергичному персонажу женского пола, а теперь преза не открывается. Дожили.

Вот уже четвертый деятель с докторской степенью предложил мне себя в качестве своего научника. Очень деликатно, но очень недвусмысленно. Смешно и грустно, потому что у семи нянек, как известно, дитя без глазу. Это про меня. Я бы, пожалуй, "переписалась" к ней, как она выразилась, но вот проблема: она историк, египтолог, а у меня диссер по истории искусства. По нынешним временам может не проканать. А я к ней успела привязаться за полтора года, хотя все в один голос говорят, что она чрезвычайно трудный (и опасный даже) человек. Не знаю, возможно, но мне она нравится, именно как личность. Собственно, мне все они нравятся... Ээ, что-то я теряю мысль. Вообще пока больше всего помощи, как ни странно, получаю от египтологов. Добровольно предложенной помощи, вот что самое удивительное, несмотря на то, что они Древним Царством занимаются, а я греко-римским и коптским Египтом.

Ну и мне нравится, на самом деле, как развиваются события, просто аврал уж чересчур стрессовый оказался. И я боюсь ученого совета, если честно.

Михайла, меж тем, познал свой первый серьезный триумф: ему предложили после окончания практики остаться работать в лаборатории.  Он в 10-м классе, но у лабораторий есть такая практика - брать школьников на кусочек ставки. Если, конечно, школьнику есть что предложить. А некоторым очень даже есть что. Свет моих интеллектуальных очей, самая юная из всех моих подруг, начала работать в химлабе в 14 лет. Мишка начинает в 16.  Зарплата копеечная, конечно, но чудо заключается в том, что ПЕРВАЯ Мишкина работа будет ровно в той области, в которой он впервые захотел работать. Разве бывает такое вообще?! Где-то года три назад он наобум лазаря (почти) озвучил, что хочет заниматься нейрофизиологией. Туда и позвали.

Мой друг  вернулся из дальних и очень авантюрных странствий. Весь насквозь просоленный, счастье, что не простреленный (а в них там стреляли). Потрепанный, худой и жутко красивый. Да-да! Это я по-братски совершенно говорю. Еще один человек, который попал в свой "поток". Мы еле встретились, правда, потому что московская весна - это реинкарнация апокалипсиса. 

вопреки/не вопреки?

Мишкина команда прошла в финал всероссийского турнира юных биологов. Это одно из самых замысловатых интеллектуальных  состязаний в России. В отличие от олимпиад, где решают задачи и тесты в огромных количествах, здесь команды работают над проектами - задачами такой биологической изощренности, что даже подготовленные люди пугаются и не сразу понимают, как к ним подступиться. В общем, дети исследуют темы, готовят презентации (очень научные - халтура не проходит) и едут на турнир. А там бои: выступление, оппонирование, рецензирование. Неумолимое жюри, много команд. Сначала региональный этап, потом, для призеров, Всеросс в Пущино (наукоград, как моя Дубна, только биологический).

Интровертный, сложно общающийся Мишка почему-то обожает это мероприятие, хотя оно ему нелегко далось. Мало того, что для подготовки одной только задачи нужно кучу научной литературы прочитать (чаще на английском, потому что там самые продвинутые статьи в открытом доступе, как правило, на английском). Так еще и регулярные подготовительные встречи, на которых и свои же члены команды, и преподы-тренеры (все кандидаты бионаук), норовят тебя раскритиковать и обсмеять.  Потом, на турнире, уже эта самая командная работа, которая Мишке тяжело дается.  Он все время умудряется влипнуть в какой-то конфликт. Как все это может нравиться?

В том году команда их гимназии выступила средне, жесткий капитан поспешил обвинить Мишку и еще кого-то. Михайле команда не давала выступать, и он в личном первенстве оказался самым бесполезным. Мне казалось, он больше не сунется, но не тут-то было. По какой-то причине он все равно хотел на турнир. Капитан прошлогодней команды не взял его и еще пару человек, набрал себе других. А эти организовались в свою команду, в которую никто, особо, не верил, даже собственные учителя-тренеры. И все ставки были сделаны на вторую команду. На всероссийский этап прошли обе, но Мишкина хуже выступила. Мишка опять вошел в какой-то скрытый конфликт с очередным капитаном. В общем, когда поехали на Всеросс, от них особо ничего не ждали. Да и они сами, похоже, ничего особенного не ждали от себя. Но готовились-то добросовестно. И вот случилось никем не ожидаемое: они вдруг начали на удивление хорошо выступать, в первых же боях набирая выдающиеся баллы (и Миха, в том числе). Все обиды были забыты, все работали как единый механизм, друг друга не упрекая за менее удачные выступления и поздравляя за успешные. В итоге именно они в финале. Вторая команда не прошла и заметно отстала от наших по общекомандному зачету.  Вот так.

Я вижу их фото на сайте, сделанные во время боев. Такие счастливые, одухотворенные лица! Они наслаждаются всем этим. И вообще, там все дети такие, все 24 команды по пять человек. Такие счастливые, что я им немножко завидую: есть мало мест, где можно получить такой плотный заряд энергии. Поэтому когда слышу очередные причитания о гибели образования в России, каждый раз удивляюсь: ну не вижу я этого. Понятно, что это все не рядовые дети, раз на Всерос пробились. Понятно, что хорошее образование стало менее всеобщим,  и усилился разрыв между самыми образованными и средними. Но образование даже и близко не умерло, и не выглядит умирающим.

Пойду статью дописывать, чтобы хоть как-то приобщиться к трепещущему счастью науки

Разновекторное

Раненый вчера Тунечио в утешение слопал сегодня столько шоколадных конфет, что с завтрашнего дня к перевязкам прибавится диета.

Михайло, случайно бросив взгляд на экран ТВ, где красовалась физиономия временного президента Украины, с любопытством спросил: "Это Яцукович?"  Воистину, дети способны на такие  инсайты, которые взрослой интуиции недоступны...

У Михи завтра промежуточный экзамен по генетике. Я проверяла степень готовности: сидела в кресле со строгим (как мне казалось) видмом, а Мишук, явно волнуясь, отвечал стоя, рассказывая мне основные свойства генов, особенности генной мутации при серповидно-клеточной анемии и т.д. Случайно увидела свое отражение в зеркале: глаза вытращены (видимо, чтобы имитировать понимание темы),  нижняя челюсть выдвинута вперед (мой способ борьбы с непреодолимой сонливостью), лоб глубокомысленно, но как-то кривовато наморщен.

Практически напросилась на доклад по семиотическому анализу раннехристианских символических образов. На семинаре у Этингоф, ага (звезда номер один по византийскому искусству в России). Теперь думаю, чем мне это грозит в ближайшем будущем и каковы будут удаленные результаты, выражаясь медицинским языком.

Столкнулась с тем, как работают копирайтеры при создании пресловутого контента для продающих сайтов. Больше не поверю ничему и никогда

Я семь недель ловил форель...

Так начиналась детская песенка в переводе Маршака.

Я четыре недели пыталась разобраться в Мишкиной геометрии. У них запредельно сложная геометрия. Не знаю, зачем такая биологам. То ли амбиции училки-мехматовки, то ли престиж гимназии - в общем, ужас и кошмар. А объясняют плохо, поэтому покатился у Мишки снежный ком соответствующих оценок. Папа посидел одну ночь с одной задачей и отправил нас по всем адресам Советского Союза. А у меня всепоглощающая мотивация: мне надо, чтобы Мишук понял, наконец, как решать эти задачи и смог, наконец, посвящать время любимым предметам. А чтобы он понял, нужно, чтобы я поняла и объяснила.

Задачи решались, конечно, но через те теоремы, которые они еще не проходили. Я подключила друзей математиков-физиков, припрягла Мишкиного репетитора по алгебре (мехмат, однако). Да, они их решали, но не теми способами. А "теми" так ни один и не решил.

А я решила. Вчера поняла принцип и решила основной массив, а сегодня, наконец, добила самую убойную задачу. Для меня это все равно, что доказать теорему Пуанкаре, все равно, что найти доказательства теории вероятности. Это интеллектуально-волевой подвиг: я идейный гуманитарий и сознательно забыла все, чему учили меня в свое время в физматшколе. Да нас так и не учили, честно говоря.

Это я похвасталась, а теперь - к пикантной стороне вопроса. Вчера в фэйсбуке пожаловалась на сложность гимназической программы и получила море откликов (количество комментов ушло хорошо за сто): мне объясняли, зачем нужна такая программа, объясняли, зачем Мишке в будущем это понадобится, объясняли, какая это замечательная школа. Потребовали задачи - я выложила. В ответ тишина, за исключением единственной девушки, которая быстро их решила, но через запретные теоремы. А сегодня я радостно выложила свое решение, прямое, простое и красивое. Катюшино решение было на трех листах, а мое - на половинке листа. А в ответ опять тишина. Никто из тех, кто потратил вчера полдня на критику моей критики чистого гимназического разума, никто из тех, кто вчера требовал условия задач, сегодня за нас с Мишкой не порадовался. Нет, конечно: никто и не обязан... Но как-то странно...

почувствовать себя дурой

Я тупая. Такой вот итог последних двух месяцев моей жизни. Мишук поступил в биокласс... и у нас, наконец, появился электронный журнал. Мы получили возможность наслаждаться красотой предмета в режиме реального времени. И я увидела двойки по алгебре с физикой не во вконцечетвертной агонии, а вот прямо по мере поступления и вижу. И моя жизнь круто изменилась. Потому что в попытках понять, почему же столько двоек, я зарылась в их программу.

И все, кирдык. Больше в моей жизни ничего не осталось. Я только сижу и решаю задачи по алгебре, геометрии, физике и химии, учу эмбриогенез и биохимические процессы, пишу сочинения по русскому, решаю бесконечные олимпиадные задания по тем предметам, по которым он пролез (чудом, на мой взгляд) во второй тур.

И они, черт, не решаются. Стандартно одна задача из пяти заданных по геометрии отказывается решаться. Пара рациональных дробей становится еще пышнее после моих усилий, чем до них. И даже химия с биологией, моя area sacra, в моем исполнении больше напоминают бессмысленную алхимию.

Это не сценка "Папа у Васи силен в математике". Я решаю не для того, чтобы он списывал. Мне надо объяснять, если есть проблемы. И мне надо понимать, ругать ли его за двойки или нет.

Система оценок изменилась. Если раньше двойка значила что-то ужасное, то теперь оценки больше напоминают компьютерное тестирование: 5, 2, 5, 2, 2... Да-нет-да-нет. Иногда за забытую тетрадь ставят кол. "Сбой коммуникации! Сбой коммуникации!"

Им безумно много задают. Поэтому да, я иногда пишу за него сочинения. Он биолог, в конце концов. Пишет более или менее грамотно, нафиг ему литературные изыски? И по последнему сочинению (описание и анализ картины "Грачи прилетели") я получила 5/4.Не натянула на пять. Я профессиональный искусствовед с красным дипломом, между прочим. И у меня 5/4. Я тупая.

Голова от компота предметов болит так, как никогда не болела в вузах. И я ничего не делаю, кроме этого. Вот просто НИЧЕГО. Жизнь проходит впустую, я второй раз учусь в школе, причем плохо. Здесь нет кокетства ("я-то хоть как-то решаю задачи по химии..."). Ровно так, как говорю, так себя и чувствую: тупая. А жизнь проходит впустую.