Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Экстравертность интравертов

Аааа в Африке горы вот такой вышины!
Аааа в Африке реки вот такой ширины!

ETH-19__MG_8076_0847-1280-preview

Что-то меня тянет на всякие странные песни в последнее время. Наверное, потому, что песенками легче отвечать на вопросы типа "на кой черт это надо?". Последний такой вопрос Ицхак Адизес (известный в мире бизнеса персонаж), задал моему мужу, когда тот ему рассказал, что я уезжаю в Египет. Вместо ответа искушенный Андрей рассказал ему, что я только что вернулась из Эфиопии. И не менее искушенный Ицхак, кажется, все понял.

В общем, через три дня я улетаю в Египет. По работе, с самыми близкими коллегами. Самым узким кругом. И очень этому рада, хотя еще две недели назад, после Эфиопии, мне казалось, что я хочу только мешком сидеть в Москве. И что в Эфиопию я поеду только когда-нибудь, не в следующем году. В итоге да, не в следующем. В этом. Сразу после (иншаалла) ноябрьского раскопа.

Поездка в Эфиопию в этот раз мне далась тяжелее, чем в прошлый. Было жарко, и все пикантные особенности Африки, в лице клопов, блох и комаров, проявили себя во всей красе. У меня какие-то такие эритроциты (Мишка-биолог сказал), что жрут меня больше, чем других. Сожрали до костей. Жрали везде, где мы были, но апофеоз (апофигей же) пришелся на Бахир Дар. Да, здесь исток Голубого Нила. Да, здесь монастыри с восхитительными росписями. Но блин: если ложишься на кровать, то тебя сжирают клопы с комарами, а если на пол, то блохи с комарами. И еще мимо твоего лица деловито снуют рыжие тараканы. Если что, это был хороший отель, один из лучших в дыре под названием Бахир Дар.

Рафинированная я зареклась ездить в эфиопскую глухомань. Зареклась ровно до встречи нашей маленькой, но уже намертво сплоченной группы эфиопистов, к которой теперь примкнула необыкновенная личность. Наша Маша - лингвист, знаток геэза, амхарского и тигринья (все это, если что - эфиопские языки, живые и мертвые). Я, знатный интроверт, ужасно боялась нового человека в компании, а в результате к нам пришел бриллиант. Очень увлеченный бриллиант, надо сказать. Стоило Маше открыть рот на одном из этих языков, как перед нами начинали открываться те двери, которые без нее бы вряд ли распахнулись. И с ней уже кажется совершенно естественным решиться на поездку в таинственный Годжэм, о котором никто ничего почти не знает. Мы над ним летели, но, как полагается затерянному миру, он скрывался за тучами. Над всей Эфиопией было безоблачное небо, кроме Годжэма.

Наша Маша тоже интроверт, что неудивительно: ученые чаще интроверты. Но вот что удивительно. Мы, четыре интроверта, внутри нашего мирка побщаемся вполне себе экстравертно, плотно и постоянно. Второй такой мирок - египтологи. Среди них тоже большинство интровертов, но поди ж ты, начинаем скучать друг без друга моментально, стоит только закончиться встрече.

Пока у меня был только египтологический мирок, я считала это исключением. Но теперь, когда по тому же принципу выстроился эфиопский, заподозрила тенденцию. А когда известная в сети стилист, окончившая Военмех (наши люди) и живущая сейчас в Силиконовой долине, которую я видела один раз всего, позвала меня прокатиться с ней по Южной Италии (и я, разумеется, поеду), убедилась лишний раз в том, что интроверты создали свой собственный способ общаться, вот такими вот мирками, ориентированными на интересные им проекты. Не просто болтовня, а прицельная болтовня. И оно работает!

А Эфиопия - волшебство.

Io Daniel Korkor

Страх

Праздник прошел вполне благополучно, в итоге. Мы сходили на новый мультфиль ("Три богатыря и чего-то-там"), поиграли в настольную игру под названием "Эмоциональный интеллект" (приятное отклонение от обычно интеллектуально тяжелых для меня игрушек типа "Эволюции" и "Неокортекса"), потом посмотрели "Иван Васильевича", еще поиграли в предсказания (все остались довольны прогнозами на 2019-й - я об этом позаботилась). Стеклопакеты почти полностью блокировали громыхание фейерверков, хотя сами фейерверки полыхали во всех окнах нашей выходящей на 3 стороны света квартиры.

Сегодня все чувствуют себя неплохо, поведали другг другу о своих планах. Михайла собирается готовиться к экзу по физике. Физика на биофаке. Вообще в этом году у них, кроме генетики, нет ни одного биологического предмета: сплошная химия, физика и математика (это МГУ, детка). Андрей планирует спортзал, мы с Ксюном - нагулять километров десять по сияющему московскому центру. Никто, правда, пока ничего не предпринимает для реализации собственных планов, все сидят мешком. Но сами планы хороши.

А что касается "планов на год", то есть у меня один пункт, который мне категорически неохота воплощать - очередная поездка в Эфиопию. (я была на том месте, где стоит священник. Пропасть продолжается вниз еще настолько же)
yemata
Collapse )

Не хочу, потому что боюсь. Животным страхом боюсь. Мне нужно закончит исследование тиграйских церквей, потому что без этого я не могу полноценную монографию написать. А для этого опять нужно лезть в скальные церкви. Опять корячиться на почти отвесных склонах без всякой страховки. Блин. Одна мысль об этих упражнениях приводит меня в уныние. Настолько, что я уже было отказалась от поездки, уже оповестила попутчиков, что не, не поеду. Но как только приняла решение, тут же, по иронии, пришли новые вводные. Мой коллега по ИВРАН, доктор наук и мизантроп, который ненавидит всех, кажется, кроме меня, станет замом по науке во вновь организуемом в Москве музее африканского искусства. А африканистов в Москве раз два - и обчелся (буквально, не фигурально выражаясь). Я типа третий. И он меня туда приглашает, если, по его выражению, "мой роман с Эфиопией продолжается". Пришлось переобуться в полете и продолжить роман.

И вот теперь я думаю о поездке и боюсь. Думаю - и боюсь. Думать и бояться мне еще почти два месяца, до конца февраля. Но билеты уже куплены, Рубикон перейден.

страдания интроверта

Раньше мне казалось, что интроверту трудно быть в толпе, но теперь я понимаю, что самое страшное - это общение один на один с экстравертом, с которым свели обстоятельства в тот момент, когда ты вообще не расположен к праздной болтовне.

Днями зашел к нам наш приятель, гениальный доктор-невролог, проверить состояние наших спин et cetera. Вообще он умница, человек энциклопедических знаний, с которым очень интересно общаться, когда есть что обсудить. Но беда в том, что он настолько же экстравертен, насколько я интровертна. И когда мне не хочется разговаривать, русло беседы (монолога, честнее будет сказать) задает он. А интересы широчайшие, поэтому получить можно что угодно: от новых открытий в области медицины до абсолютной обывательщины. В этот раз случился второй вариант.

- Удивляюсь я, как сын у меня к машине своей относится, - задумчиво, будто сам с собой, рассуждает доктор. - Каждую неделю ее моет, независимо от погоды... У него есть пять разных полировальных салфеток. А средств для полировки у него целых восемь (дальше следует перечисление средств с подробным описанием сравнительных достоинств и недостатков).

Внимание мое делает попытки размыться, но доктор не дает: он из тех, кому не все равно, доходит ли его монолог до адресата или нет. Поминутно бросая мою спину, доктор обходит массажный стол, чтобы пожестикулировать у меня перед носом или просто заглянуть мне в глаза. Я каждый раз светло улыбаюсь в ответ.

- И никому ее не дает: ни мне, ни матери, ни даже своим друзьям, у которых стаж вождения намного больше, чем у него (спина опять забыта, а светлые, будто фарфоровые глаза доктора, слега вытаращенные для убедительности, вновь маячат на уровне моей физиономии). Вот у Сашки его уже 10 лет стаж... Нет! Даже одиннадцать. А у Игоря... Или он не Игорь?..

Эскулап пускается в бесконечные описания сыновьих друзей. Мое сознание окутывает счастливая дымка, но тут голос доктора приобретает драматические ноты, интонация взлетает:

- А как он расстроился, когда его гаишники долбанули! Ну как долбанули, чуть-чуть поцарапали сзади (доктор бросает мою спину и вновь перемещается к лицу, чтобы очертить в воздухе силуэт машины и показать, какое именно место на пластиково-стальном теле пострадало от небрежности гаишников). Потом ему порекомендовали использовать чернила каракатицы и карминовый колер, чтобы закрасить царапину. Но там технология особая... (дальше следует исчерпывающая лекция по технологии закрашивания царапин)

Я не могу уже больше улыбаться и кивать: зубы у меня сами собой сжимаются, чтобы не ляпнуть что-нибудь неприличное, вроде: "да отвяжись ты от меня со своими чернилами!". Доктор заботливо склоняется над моим хребтом:

- Что-то у вас мышцы шеи напряжены - и я никак не могу их расслабить.

А я никак не могу сказать, что мышцы у меня напряжены из-за постоянной борьбы с искушением грубо прервать его болтовню, и он их не расслабит, пока не заткнется.

- Вообще Василию ужасно повезло с этой машиной: на нее скидка была огромная, потому что салон ликвидировал сток прошлого года. А еще ему удалось очень хороший автокредит получить... ну, не самый лучший, конечно: вот если бы он... (сделал то-то и то-то), то было бы 5 процентов, а так получилось семь, но это тоже хорошо, потому что условия выплаты вот какие... (забыв про мое нерасслабляемую шею, доктор начинает в буквальном смысле на пальцах демонстрировать суть кредитного договора в десяти сантиметрах от моего носа).

Мне кажется, что глаза у меня наливаются кровью, как у быка. Я начинаю медленно, усилием плечевого пояса, отрываться от пола, чувствуя в голове почти вакуумную легкость, которую может породить только рвущаяся наружу ярость.

И тут удачливому доктору позвонила жена.